Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: чужие стихи (список заголовков)
18:02 

Игрушка, конечно, но какая!

Говорите интереснее, мне скучно
08.01.2013 в 23:39
Пишет Джек-с-Фонарём:

когда придут за тобой, они найдут сердца двух
алисе

вот один, смотри - вихры, королевья кровь
васильсковый взор, веселый и гордый нрав
как камзол пошит, как шаг филигранен, ровн
как ворчит, как верит, как выгибает бровь
как такого в нашу злую глухую явь?
только лучший кров,
прекраснейший из балов.

а второй высок, суров, что не вздох, то миф
укротитель грусти, волхв подходящих слов
золотой напев, бревно через тёмный ров
как маяк сквозь риф, крепчайшая из оправ
ни мазнуть пером, не вычертить в барельеф
не найти в мотив пригодную из октав.

я далёк от них,
губительно не таков.

я взрывной состав, утробный берложий рёв
сам себе калиф, прозрачный речной рукав
не ищи меня стремглав в огоньках домов,
в глубине томов
дворах,
перекрестьях букв.

вот один - сразит пчелу с десяти шагов
разобьет врагов, любой распознает блеф
а другой спасёт десяток пропавших дев
обломает сотню крыльев, зубов, рогов...

а что я?

...дрожит под звонкой волною сёрф,
оставляет море тёплый жемчужный шлейф
шелестит залив, в кафешке готовят плов
постелить на землю шарф
подождать прилив

просто знаешь, надо правда шагнуть в обрыв
чтоб услышать, как в тебе нарастает грув
как твердеет сплав, как крепнет внутри устав
оставляя вместо сотен ненужных строф
голосов, ослов, надушенных париков

только пряный запах летних ночных костров
только мерный стук стремительных поездов
чтоб унёс порыв весь сор, всю труху и гнев
и оставил только лето,
закат
любовь

чтобы ты вдруг стал сильнее любых управ
выше крыш, мостов и заспанных городов.


URL записи

@темы: чужие стихи

18:58 

Песня невозвращения

Говорите интереснее, мне скучно
В свете того, что завтра утром я еду на игру и сегодня весь день медитирую на вечную тему "я не вернусь, вернусь не я" - этот текст сделал со мной все то, что и положено делать с людьми подвернувшимся вовремя текстам. Читайте, пока я собираю в кучу кровавые ошметки своего богатого внутреннего мира.

***

Одиссей
двадцать лет играет с богами в нарды,
и ему постоянно эпически не везёт:
опять угодив в божественную засаду,
он матерится по-древнегречески
и пропускает ход.
Так выброси эту доску,
и компас,
и ключ от дома
в Харибдову пасть. Пенелопа давно с другим.
Это песня невозвращения,
песня слома,
это роза ветров в петлице твоей, пилигрим.

А Эйлер
маршруты прокладывает по карте и
находит ошибку,
и чертит в десятый раз,
и тут не при чём превратности математики -
он просто боится однажды пройденных трасс.
А только глаза закроешь -
и ухнешь в бездну,
от ветра в лицо на мгновенье лишишься чувств.
Это песня невозвращения,
это Sehnsucht,
что сродни помешательству именем Wanderlust.

И можно на перекрёстках просить прощения,
переть напролом
или прыгать через костёр -
но каждый из обречённых на возвращение
всё же утратит чуть больше, чем обретёт.
И там, где замкнётся круг и свершится кара
рискнувшим прервать
нескончаемый менуэт,
в последний раз отразится в глазах Икара
закатного солнца
пронзительно-алый свет.

[info]tiuntaier


@темы: ролевое, чужие стихи

00:50 

На колу мочало, начинай сначала

Говорите интереснее, мне скучно

В смысле пусть теперь вас колбасит.
Это мне tikkeyТикки, свет очей моих, напомнила о существовании одной прелестной песенки группы Tri Yann, а песенка эта, как всякий хороший фолк, моментально съедает весь головной мозг и начинает подбираться к спинному.



Франкофоны могут идти сюда и подпевать.
Не знающие французского могут подпевать по-русски. Все благодаря Тикки и Алану Кристиану, которого подстрочник.

На луне, да на луне
Есть глубокая пучина.
На луне, да на луне,
На прибрежной глубине.
На луне - роли-ролло -
Глубокая пучина.
Эй, матросы, не зевай,
Еще не допито вино.

А в пучине на луне
Саоцветная ракушка.
На луне да на луне,
На прибрежной глубине.
А в ракушке той - корабль,
В ракушке той - кораблик.
Эй, матросы, не зевай,
Еще не допито вино.

А на этом корабле,
Глубоко в морской пучине,
А на этом корабле
Чудный город золотой.
А за городом есть холм,
На холме растет шиповник.
Эй, матросы, не зевай,
Еще не допито вино.

А шиповник на холме,
А в шиповнике есть церковь,
На луне да на луне,
На прибрежной глубине.
Там звонят колокола,
А вокруг цветет шиповник.
Эй, матросы, не зевай,
Еще не допито вино.

А в той церкви - хиссе-йо! -
На скамье сидит девица.
На луне, да на луне,
На прибрежной глубине.
А у девушки внутри
Плещет маленькая рыбка.
Эй, матросы, не зевай,
Еще не допито вино.

А в той рыбке - хиссе-йо! -
Бьется маленькое сердце.
На луне - роли-ролло -
На прибрежной глубине.
А в том сердце есть луна
И глубокая пучина.
Эй, матросы, не зевай,
Еще не допито вино.

http://tikkey.livejournal.com/300557.html




@темы: музыка, чужие стихи

17:31 

Прикладная магия

Говорите интереснее, мне скучно
Урожайный сегодня понедельник в моей прекрасной френдленте.

[info]alonso_kexano иногда может такое написать, что дышать забываешь. Правда, после этого она быстренько отпрыгивает в сторону и делает вид, что это оно само написалось, а она тут вроде как не при чем, мимо пробегала, хвостиком махнула, звезда упала и не разбилась почему-то.
Я не знаю, что сказать про этот текст, кроме того, что он меня поймал на один-единственный крючок - Авалон. Это понятие, которое занимает одно из ключевых мест в моей внутренней мифологии, так сложилось. И сквозь эту свою мифологию - я, кажется, знаю, о чем все это. Знаю, но не скажу.


***
Днем не помнит, ночью он иногда ей снится,
если ее разбудить, то протянет руку,
в пустоте зависают пальцы, дрожат ресницы,
в пустоте нет ни зова ее, ни звука,
открывает глаза, понимает, что как же, как же,
вот же он, но пустота уже отступает,
а наутро она никому уже не расскажет,
ну кому нужны, в самом деле, приступы блажи,
да и нет ничего, лишь одна пустота слепая,
которая иногда наступает.

Где-то там, отделенный морем, небом и Авалоном,
он молчит, прислонившись к березе: прости, Мария.
Облака брызжут солнцем, яростно золотые.
И когда земля, пробуждаясь, пахнет соленым,
он ее вспоминает, словно впервые.
Нет меня, никогда меня не было, слышишь, прости, Мария.

…И она бредет в пустоте, протянув ладони,
ничего вокруг и не было, и не будет.
Я найду тебя, слышишь, на каком бы ты Авалоне
не скрывался, ты увидишь, что могут люди.
В пустоте не бывает направления и опоры,
не разносятся звуки и не бывает ветра,
не бывает «когда-то» и не бывает «скоро».

Утро. Выдох. Яркие брызги света.
Нет меня, никогда не будет, ни здесь, ни где-то…


И второе - [info]velsa, профессиональная захватчица сердец и выносительница мозгов, прекрасная, как черт знает что. Это про время, конечно же, и мало кто умеет про него так точно и верно.


***
Все пройдет, только вдумайся, прямо сквозь этот город,
Пальцы, что тесно сплетались в пустом пространстве
Сквозь огни, поцелуи, шутки, тактильный голод,
иронию, разговоры, переписку, танцы,
поздно ночью на улице, в освещаемой фонарями
только нашей вселенной, забавнейшей и тревожной
все пройдет в этой точке, практически рядом с нами,
или прямо сквозь нас, и такое вполне возможно.
сотворение мира, потопы и динозавры,
войны, мор, государства, фараоны, вожди, цари.
время вряд ли прямая, вчера наступает завтра,
это просто возможность, аналог двойной двери
и когда мы опять доживем до себя сегодня,
до смешных и живых, до прекрасных и глупых нас -
то запомнить момент, где тяжелая длань Господня
даст нам будущий день - как невиданный новый шанс.


И бонус-трек: в блоге Нида Геймана - фотосессия про Нарнию. Сделана в лесу недалеко от дома писателя. Собаки - его, фонарный столб тоже. Сам писатель на фото не присутствует, но и без него волшебства хватает.


@темы: ссылки, только для сумасшедших, чужие стихи

14:33 

Прекрасное, в рифму и с мифологией

Говорите интереснее, мне скучно
Френдлента, несмотря ни на что, продолжает радовать.

***
Холодный ветер бьется в стекла и воет, точно тать в ночи. У прогрессивного Дамокла везде развешаны мечи.
Над входом, притворясь подковой -- кривой турецкий ятаган. В столовой -- знамо, нож столовый, в гостиной -- выводок катан. Двуручник осеняет ложе, кладовку -- дедушкин тесак, библиотеку -- боже, боже -- фамильный ножик для бумаг. Над ноутбуком -- меч джедая. Кругом, куда ни кинешь взгляд -- висят, сочувственно блистая, и выразительно молчат.
И смех, оно конечно, смехом -- но, право слово, господа, куда б ни шел он и ни ехал, везде такая же байда. Вот выйдет погулять под вечер, лицо к закату обратив -- уж камень катится навстречу: в соседях у него Сизиф. В метро, куда ни сядь -- хоть тресни, над каждым местом по ножу.
Так жить, возможно, интересней, но чтоб спокойней -- не скажу.

Автор - [info]dvornyagka, на исходный пост дать ссылку не могу, ибо подзамочный. Спасибо автору, что разрешил хотя бы распространять :)


@темы: чужие стихи

16:01 

Вещи, которые меня завораживают

Говорите интереснее, мне скучно

Во-первых, новая игрушка Яндекса под кодовым названием "Большой Брат видит тебя, выходи, подлый трус!"
http://interes.yandex.ru/map.xml?reg=1
На эти выплывающие то там, то сям поисковые запросы можно втыкать бесконечно и за доли секунды достраивать себе истории, которые довели юзера до того или иного запроса. Завораживающее постмодернистсткое действо.

***
Во-вторых, найденное в фейсбуке Джонатана Кэрролла стихотворение сирийского поэта Низара Каббани - в английском переводе, русского я не нашла, поэтому рискнула сделать свой (с английского, мда, самой смешно).

Light Is More Important Than The Lantern

Light is more important than the lantern,
The poem more important than the notebook,
And the kiss more important than the lips.

My letters to you
Are greater and more important than both of us.
They are the only documents
Where people will discover
Your beauty
And my madness.
http://www.poemhunter.com/poem/light-is-more-important-than-the-lantern/

Свет важнее фонаря

Свет важнее фонаря,
Стихотворение - блокнота,
А поцелуй важнее губ.

Мои письма к тебе
Больше и важнее нас обоих.
Только из этих документов
Люди узнают
О твоей красоте
И моем безумии.




@темы: ссылки, чужие стихи

20:23 

И о кошках

Говорите интереснее, мне скучно
Совершенно случайно обнаруженное в чьем-то чужом журнале стихотворение.
Очень сезонное по настроению, как по мне.

Кошка Шредингера

Доктор Шредингер, Ваша кошка еще жива.
Написала бестселлер, прекрасно играет в покер
(На каре из тузов ей всегда выпадает джокер),
Раздает интервью, в интернете ведет журнал,
И, сказать по секрету, весьма популярный блоггер.

Ящик - форма Вселенной, какой ее создал Бог.
Геометрия рая: шесть граней и ребра-балки,
По периметру - вышки, забор, КПП, мигалки.
Иногда вспоминается кресло, камин, клубок,
И его почему-то бывает ужасно жалко.

Доктор Шредингер, Ваша кошка не видит снов,
Бережет свою смерть в портсигаре из бычьей кожи,
Не мечтает однажды создателю дать по роже,
Хочет странного - редко, но чаще всего весной.
Любит сладкое. Впрочем, несладкое любит тоже.

Вероятности пляшут канкан на подмостках стен,
Мироздание нежится в узких зрачках кошачьих.
Ваша кошка, герр Шредингер, терпит невольный плен
И не плачет. Представьте себе, никогда не плачет.

(с) Светлана Ширанкова


@темы: кошкости, чужие стихи

01:16 

"Я стал похож на человека героической судьбы"

Говорите интереснее, мне скучно
Как всегда, во дни сомнений и тягостных раздумий я обращаюсь к БГ (как бы двусмысленно это ни звучало) - и нахожу если не утешение или подсказку, то по крайней мере отменную развлекуху.
Вот сейчас мне в лапы и уши попал концертник "Оракул Божественной Бутылки". Полный мешок старого, полузабытого и очень вкусного - фанатский деликатес.
Так вот. Там ТАКАЯ версия "Афанасий Никитин буги"!
То есть ничего особенного вроде как, зато это наконец-то буги, а не психоделическая медитация, как на альбоме (альбомная версия меня вгоняла в легкое недоумение, признаться). И наконец-то музыка соответствует этому отвязному, глумливому тексту.
В общем - не могу не поделиться. Enjoy.



Мы съехали с McDougal в середине зимы
Моя подруга из Тольятти, я сам из Костромы
Мы бы дожили до лета, а там секир-башка
Но в кокаине было восемь к трем зубного порошка
Пришлось нам съехать через люк при свете косяка
Она решила ехать в Мекку, я сказал "Пока"

Не помню как это случилось и чей ветер дул мне в рот
Я шел по следу Кастанеды - попал в торговый флот
Где все матросы носят юбки, у юнги нож во рту
Тут мы встали на загрузку в Улан-Баторском порту
Я сразу кинулся в дацан, кричу хочу уйти в retreat
И мне на встречу Lagerfeld - гляжу, а мы на Oxford street

Со мной наш боцман Паша - вот кто держит фасон
На нем пиджак от Yamamoto, штаны Comme de Garson
И тут вбегает эта женщина с картины Monet
Кричит - сейчас землетрясенье, быстро едем все ко мне
У нас нет денег на такси, мне пришлось продать пальто
Клянусь такого в Костроме еще не видел никто

Сначала было весело потом спустился "сплин"
Когда мы слизывали слизь у этих ящериц со спин
В квартире не было прохода от языческих святынь
Я перевел все песни Цоя с курду на латынь
Когда я допил все, что было у них меж оконных рам
Я сел на первый subway в Тируванантапурам

И вот мы мчимся по пустыне, поезд блеет и скрипит
И нас везет по тусклым звездам старый блюзмэн-трансвистит
Кругом твориться черт-те что, то дальше то вблизи
То ли пляски сталеваров, то ли женский бой в грязи
Когда со мной случился двадцать пятый нервный срыв
Я бросил ноги в Катманду через Большой Барьерный Риф

И вот я семь недель не брился, восемь суток ел грибы
Я стал похож на человека героической судьбы
Шаманы с докторами спорят как я мог остаться жив
Но я выучил суахили и сменил культурный миф
Когда в село войдут пришельцы я их брошу в тюрьму
Нам русским за границей иностранцы не к чему


@темы: музыка, чужие стихи

12:53 

Утренний обряд любования френдлентой

Говорите интереснее, мне скучно
опять принес свои плоды.
На этот раз радует замечательный [info]angels_chinese.
Простенькое такое, но...

Третьи

Одни кладут на Джойса с прибором,
Другие - немало лет,
Одни живут разнобойным хором,
Другие блюдут бюджет,
А третьи смотрят на всех с укором,
Зимуют в норах, уходят в горы,
За солнцем едут полночным скорым,
Зажав в кулаке билет.

Одни читают с утра газеты,
Другие - рецепт врача,
Одни мечтают на склоне лета,
Другие - на сложных щах,
А третьи помнят до самой Леты,
Что им обрыдло и то, и это,
В садах куплеты, в шкафах скелеты,
Беспечное ча-ча-ча.

Одни пойдут по кривой тропинке,
Другие - по морю роз,
Одни упрутся в абсурд картинки,
Другие - в ее серьёз,
А третьи в сердце растопят льдинку,
Найдут заветную половинку,
Узрят воочию Невидимку -
Но лишь по сигналу SOS.


@темы: чужие стихи

01:33 

Анатомия счастья, часть какая-то

Говорите интереснее, мне скучно
И, пока мы рыщем в поисках Рая,
Некто, смеясь и играя,
Бросает нам в сердце пригоршни огня -
И нет ничего, кроме этого дня;
И все равно - здороваться или прощаться,
Нам некуда и некогда возвращаться.
Нет ничего, кроме этой дороги,
Пока вместе с нами идут
Беззаботные боги.



Пока я пытаюсь разгадать "Пушкинскую, 10", она, как вообще свойственно БГ, напрочь разгадала меня. Но я пока еще не слышала у "Аквариума" альбома, который был бы настолько вещью в себе и настолько старался спрятать от самого себя ключи. Ну а то, что прозрачно, как-то даже несколько пугает: так и о таком может говорить разве что человек, который уже все для себя решил и теперь или уйдет нафиг по бриллиантовой дороге, либо останется тут на ближайшие десять тысяч лет, расслабьтесь...

Господи, я Твой, я ничей другой;
Кроме Тебя, здесь никого нет.
Пусть они берут все, что хотят
А я хочу к Тебе - туда, где Свет

А все потому, что я внезапно начала осваивать науку существования в одном мгновении. Как же я раньше этого не умела, божемой, это же так просто. Просто идешь по улице, воздух острый и липкий, солнце сверху падает сухое и прозрачное, а взгляд застревает между прутьев ржавой ограды стадиона, и ничего больше не надо, только белый пунктир тополиного пуха, желтый запах липы, резкие каблучки по асфальту, роза в сердце и юркая стрекозка в позвоночнике. Или просто идешь по улице, твою руку бережно несет чужая рука, капризные модерновые линии фасадов нехотя карабкаются к небу, на газоне живописные группки живописно лежат, одинокая девушка с напряженной спиной читает книгу, и слышно, как сквозь трещины в булыжниках растет трава, а ты понимаешь, что пропала, влюбилась в этот город до состояния "не нужен нам берег турецкий", и от этого мягко, и ничего больше не надо. Или сидишь дома, пальцы выстукивают по клавиатуре атипичную джигу, за окном гроза собирает полки и идет войной на реку, и от этого хочется дышать и думать только про вдох-выдох, и ничего больше не надо. Или...

Мы движемся медленно,
Но движемся наверняка,
Меняя пространство наощупь.
От самой низкой границы
До самой вершины холма
Я знаю все собственным телом.

У меня все хорошо, у меня июнь бушует, я питаюсь мороженым, овощными салатами и клубникой, я обнаружила, что счастье не отнимает время, а наоборот, умножает его, и я перестала бояться не успевать. Я работаю - и не работаю, и это два самых лучших занятия на свете. Я смотрю не распробованный полгода назад True Blood, благо есть компания, и вся эта сырая, как простыня, душная и инфернальная Луизиана звучит точнейшим контрапунктом к тому, что происходит на самом деле.

Так что, Мария, я знаю, что у тебя в голове,
Мое сердце в твоих руках, как ветер на подлунной траве.
А Луна источает свой целительный мед,
То, что пугало тебя, уже тает как лед;
Тебе нужна была рука, я дал тебе две.

ЗЫ. Все рифмованные строки написаны Тем-от-кого-опять-сияние-исходит.



@темы: чужие стихи, текущее, музыка, лирика

16:48 

Императорский серый сюртук

Говорите интереснее, мне скучно
Башлачеву - полтинник.
С ума сбрендить можно. Ему же двадцать семь было. И осталось.
А я уже его ровесница, хотя по факту он ровесник моей маме. В голове что-то гнется и трещит в попытках совместить временные пласты, и попускает только на волшебном "да какая уже разница".

Когда-то я собиралась писать по нему курсовую, юная наивная принцесса-филологесса (Принцесса - это был мой первый ник, привет всем, кто его помнит). А потом мой потенциальный научрук с кем-то поговорил и приватно мне сообщил, что лучше не надо. Не поймут и не пропустят.
Так умер мой единственный шанс хотя бы начать пытаться понимать, КАК он это делает. В какие точки прицельно вонзает тонкое серебряное шило, какими узорами нижет мелкий языковой бисер, на какую ширину раскидывает объятия, чтобы сделать далекое родным и единственно возможным в своей близости. Я ничего не знаю о Башлачеве-музыканте, но Башлачев-поэт невероятен. Таких больше не делают. Не из чего делать.
Сегодня все постят музыку, а я вывешу текст. Не дьявольски точное, очередями бьющее "Время колокольчиков", не срывающееся с края пропасти "От винта!", не инфернально-студеную "Петербургскую свадьбу". А песню, которую я любила петь на посиделках родного студенческого театра ("Время колокольчиков" я тоже любила петь, но сейчас бы повторить не осмелилась). Она проще всего остального Башлачева, но тем и забирает. Бессмысленный и беспощадный русский романтизм, непреклонно-трагическое двоемирие, невыносимая легкость тоски по несбывшемуся, пьяные хриплые сны о чем-то большем.

"Грибоедовский вальс".

В отдаленном совхозе "Победа"
Был потрепанный старенький "ЗИЛ".
А при нем был Степан Грибоедов,
И на "ЗИЛе" он воду возил.

Он справлялся с работой отлично.
Был по обыкновению пьян.
Словом, был человеком обычным
Водовоз Грибоедов Степан.

После бани он бегал на танцы.
Так и щупал бы баб до сих пор,
Но случился в деревне с сеансом
Выдающийся гипнотизер.

На заплеванной маленькой сцене
Он буквально творил чудеса.
Мужики выражали сомненье,
И таращили бабы глаза.

Он над темным народом смеялся.
И тогда, чтоб проверить обман,
Из последнего ряда поднялся
Водовоз Грибоедов Степан.

Он спокойно вошел на эстраду,
И мгновенно он был поражен
Гипнотическим опытным взглядом,
Словно финским точеным ножом.

И поплыли знакомые лица...
И приснился невиданный сон -
Видит он небо Аустерлица,
Он не Степка, а Наполеон!

Он увидел свои эскадроны.
Он услышал раскаты стрельбы
Он заметил чужие знамена
В окуляре подзорной трубы.

Но он легко оценил положенье
И движением властной руки
Дал приказ о начале сраженья
И направил в атаку полки.

Опаленный горячим азартом,
Он лупил в полковой барабан.
Был неистовым он Бонапартом,
Водовоз Грибоедов Степан.

Пели ядра, и в пламени битвы
Доставалось своим и врагам.
Он плевался словами молитвы
Незнакомым французским богам.

Вот и все. Бой окончен. Победа.
Враг повержен. Гвардейцы, шабаш!
Покачнулся Степан Грибоедов,
И слетела минутная блажь.

На заплеванной сцене райклуба
Он стоял, как стоял до сих пор.
А над ним скалил желтые зубы
Выдающийся гипнотизер.

Он домой возвратился под вечер
И глушил самогон до утра.
Всюду чудился запах картечи
И повсюду кричали "Ура!"

Спохватились о нем только в среду.
Дверь сломали и в хату вошли.
А на них водовоз Грибоедов,
Улыбаясь, глядел из петли.

Он смотрел голубыми глазами.
Треуголка упала из рук.
И на нем был залитый слезами
Императорский серый сюртук.


@темы: взгрустнуло, чужие стихи

15:43 

Я уже говорила, что у меня безумно талантливая френдлента?

Говорите интереснее, мне скучно
Марина Муляр aka [info]antrazit:

Говори что-нибудь, потому что молчание — смерть.
Все герои молчат, и убийцы молчат, и святые.
Кто умеет сказать, тот беспомощен и милосерд,
Кто умеет молчать, тот молчит как вулкан, как пустыня.

Тот молчит и копит неизбытую правду внутри,
И всё глубже нутро, и всё больше в нём спёртого звука.
Говори что-нибудь — и властям, и врагам говори,
Выпускай свою горечь, как стрелки зелёного лука.

Выпускай свои стрелы, на то им и перья, чтоб петь.
Все людские секреты раскрыты, как тесные клетки.
Кто умеет молчать, тот умеет безгласно терпеть,
Глядя жертве в глаза и касаясь нагретой гашетки.

http://antrazit.livejournal.com/3250.html


@темы: чужие стихи

18:42 

Майкл Каннингем, написавший мне меня

Говорите интереснее, мне скучно
Клэр познакомила меня со своими друзьями: циничным шляпным модельером Ошикой, нервным художником Ронни, изъяснявшимся исключительно целыми абзацами, неким Стивеном Купером, рассуждавшим о том, что ему пора завязывать со сбытом марихуаны и открыть ювелирный магазин в Провинстауне, чтобы можно было уделять больше времени развитию своих мистических способностей. Это были люди-фильмы — я смотрел на них с тем же легким чувством отстраненности, с каким следишь за происходящим на экране из пятого ряда.
Майкл Каннингем "Дом на краю света"

На этой фразе я наконец поняла, чем меня купил Каннингем. Ну то есть я хорошо помню, как читала "Часы": летом, в самый июль, в каникулы, после "Игры о Святом Граале", в состоянии самого полного и абсолютного счастья, которое только было доступно двадцатилетней мне. На это состояние книга про то, что всё связано со всем, а все - со всеми (как и ее предшественница - "Миссис Дэллоуэй", которую я именно за этот месседж и люблю), наложилась, как влитая, и так с тех пор там и лежит. "Избранные дни" легли где-то рядом, и вот теперь - "Дом на краю света", где автор прячет свой взгляд за четырьмя персонажами поочередно, но он все равно торчит, как шило из мешка. Но теперь мне про нас с ним все понятно.
Просто у нас одинаковый угол зрения. Не мировоззрение, не бэкграунд, не способ жить жизнь. Мы смотрим на мир одинаковыми глазами, с одного и того же фонаря, одинаково вписываемся в ландшафт и пропускаем его через одинаковые фильтры, врожденные или наработанные - не знаю. Я понятия не имею, как это получилось. Что общего может быть у меня с 58-летним американцем из штата Огайо, Пулитцеровским лауреатом и открытым геем? Ни черта вообще. Хотя он вроде тоже филолог (бакалавр по английской литературе) и мы с шансами слушали одну и ту же музыку (если в "Доме на краю света" не обошлось без автобиографии). Но это почти ничего не объясняет.
Вот же чудо, а. Бегаешь, носишься, как дурак, по всей Вавилонской библиотеке, дышишь книжной пылью, блуждаешь между стеллажами, давно забыв о существовании выхода, - и просишь, молишься, чтобы пришел кто-то и написал тебе - тебя. А тебе берут и преподносят мир таким, каким ты его и без этих книг давно видишь. И ты понимаешь наконец, что человек есть взгляд, и ты - вот этот взгляд, с точностью до миллиметра, до мельчайшего типографского значка.
Спасибо.

Да, текст есть в сети, если кому интересно. Все три его романа, переведенные на русский.

ЗЫ. Не удержусь, запощу еще и стихотворение, которое эпиграфом к "Дому...". Оно про дом, представьте себе.

Поэма, ставшая домом

И, поставив точку, он понял,
Что теперь у него есть гора,

И воздух, которым можно дышать,
И собственная дорога.

Он выстроил пространство, в котором
Все было на своих местах:

И слова, и сосны, и облака,
И совершенная даль, прощающая несовершенство.

Книга обложкой вверх пылилась у него на столе —
И, вечно ошибающийся, он безошибочно вышел

К скале, повисшей над морем,
И, вскарабкавшись на нее, лег,

С изумлением чувствуя, что он дома,
У себя дома.

Уоллес Стивенс

ЗЗЫ. Не удержусь от еще одной цитаты, последнее предложение - ударное:
Он делает несколько шагов в направлении дороги, похожей сейчас на тусклое, расплывчатое пятно. Слышны пощелкивания и постанывания древесных лягушек. Семь сестер пульсируют над нашими головами — собранная в пучок маленькая звездная буря. Я иду за Джонатаном. Переходя дорогу, я вспоминаю, как когда-то давно бежал по кладбищу за своим братом, чтобы выпить за наше великое будущее. Джонатан продвигается вперед с торжественной, полуманиакальной целеустремленностью. Галактики взрываются над его головой, а он в одних трусах в горошек.


@темы: книги, обо мне, только для сумасшедших, чужие стихи

15:21 

О плюшевых медведях и силе слова

Говорите интереснее, мне скучно
хотя вот у меня же имеется чарли
медведь от фирмы буковски
смешно правда я назвал его чарлзом
разглядев бренд на ленточке
практически сразу
нет ничего трогательнее
плюшевого чарлза буковски


Чарлз Буковски теперь живет у меня. Он приехал с Аше и остался в Киеве - до его следующего приезда.
Все потому, что в субботу мы читали "Маму" - внезапно по ролям, как давным-давно в школе, и эта старинная форма внезапно же оказалась самой подходящей. Это было что-то сродни мистерии, потому что мы делали это для себя и четырех человек зрителей - такой элитарный квартирничек. Хотя нет, сейчас я понимаю, что мы делали это не для себя, а для текста. Это ему захотелось через нас прочитаться, а Салюта просто его раньше нас всех услышала, вот оно и заверте...
Я была Сетом - неожиданное такое амплуа, спецагенты-авантюристы в костюмах и галстуках в моих ролях по сей день не значились. И у меня был плюшевый Чарлз Буковски, и Аше, увидев, как я с ним тискаюсь, оставил его жить у меня.
Все получилось - хотя и репетировали мы два с половиной раза, и почти ни разу под музыку (половина крышесвоза была в саундтреке), хотя и Аше бегал по потолку и вопил: "А может, мы лучше Шекспира почитаем?", хотя и ноутбук со всей музыкой умер безвременной смертью, и много еще чего. Нам не привыкать.
Все получилось - и забрало у нас столько нас, что на следующее утро как-то стало отчетливо ясно, что никто никуда уже не идет, включая танцы и прочая. "Наверное, все это было не зря", - думала я, валяясь перед ноутбуком с Lie to Me.
Люблю своих друзей за такие вот совершенно ебанутые и прекрасные в своей внезапности делания. Потому что процесс - это замечтательно, но отправленный во Вселенную результат - во много раз дороже.
Очень надеюсь на видео и фотки, ибо.
Там где-то есть и мы с Буковски. Он дивно трогательный зверь.


@темы: ссылки, текущее, только для сумасшедших, чужие стихи

18:55 

Про погоду, наверное

Говорите интереснее, мне скучно

Так нечестно, думала я утром.
Все же знают, что на Пасху всегда ясно. Это как дважды два, Волга впадает в Каспийское море, а квадрат гипотенузы равен сумме квадратов катетов. На этом же мир стоит и стоять будет.
Так нечестно, думала утром невоцерковленная, но странно радостная с вечера я. Потому что за окном стоял непробиваемый постдождевой пасмур. Вчера с утра он, правда, тоже стоял, но пока я бегала по своим сугубо мирским делам - до портнихи на примерку бального платья и обратно, да через полгорода, - облака разбежались во все стороны, а под ними было солнце. А потом я шла мимо магазина, а там на витрине были такие красивые куличи - с орехами, курагой и цукатами - что я не могла уйти без. А потом я проснулась утром, а там - такое ощущение, как будто все уже, никто никуда не воскреснет. Уныло мокло вместо того, чтобы сохнуть, развешанное на балконе белье, и даже радостная френдлента как-то не убеждала.
Но потом солнце опять вернулось. Потом ушло. Чтобы вернуться уже надолго. И наконец-то все стало правильно.
Воскрес.
А кто сказал, что воскресать - это легко?
Кулич оказался еще и дивно вкусным, как редко бывает с покупными. Особенно для привередливой меня, которая вообще сдобное тесто как-то не очень.
И белье высохло вот уже

ЗЫ. У меня, как всегда, страшно талантливая лента, но lubeliaЛюбелия, связавшая вечное и вещное, оказалась лучшей:

Вот вам динамика. Раз поэт: "Помилуй моих друзей".
Вот номер два: "Отпусти. Забудь, Боже, забудь о нас".
Москва хоронит своих детей под речи своих князей,
Мать наблюдает убийство Сына, не опуская глаз.

Не опуская, не отрываясь, не замечая как
Менты отложили свои дубинки - разыгрывают хитон.
Полно народу на месте казни, по сути, полный бардак
Вполне час пик, и вагон метро движется под уклон.

Обычная суета в жаре: ругаются, мочат лбы,
Читают мобилы, глядят кино, гоняют с горы собак.
Москва истаивает снегами - наверное, от любви.
Поэты пишут стихи в жж, снижая тревожность так.

И длится казнь, и звенит беда: на город идет гроза.
Мать смотрит на Сына, а Сын - во Тьму.
А я - отвожу глаза.
http://lubelia.livejournal.com/500725.html




@темы: праздник, текущее, чужие стихи

16:56 

Напутствие

Говорите интереснее, мне скучно

Это может быть знаком и знаменем, напоминанием и напутствием - так или иначе, пусть этот текст будет со мной. И пусть он будет подарком для тех, кто захочет его принять.

Арсений Тарковский

ЖИЗНЬ, ЖИЗНЬ

I

Предчувствиям не верю, и примет
Я не боюсь. Ни клеветы, ни яда
Я не бегу. На свете смерти нет:
Бессмертны все. Бессмертно всё. Не надо
Бояться смерти ни в семнадцать лет,
Ни в семьдесят. Есть только явь и свет,
Ни тьмы, ни смерти нет на этом свете.
Мы все уже на берегу морском,
И я из тех, кто выбирает сети,
Когда идет бессмертье косяком.

II

Живите в доме - и не рухнет дом.
Я вызову любое из столетий,
Войду в него и дом построю в нем.
Вот почему со мною ваши дети
И жены ваши за одним столом,-
А стол один и прадеду и внуку:
Грядущее свершается сейчас,
И если я приподымаю руку,
Все пять лучей останутся у вас.
Я каждый день минувшего, как крепью,
Ключицами своими подпирал,
Измерил время землемерной цепью
И сквозь него прошел, как сквозь Урал.

III

Я век себе по росту подбирал.
Мы шли на юг, держали пыль над степью;
Бурьян чадил; кузнечик баловал,
Подковы трогал усом, и пророчил,
И гибелью грозил мне, как монах.
Судьбу свою к седлу я приторочил;
Я и сейчас в грядущих временах,
Как мальчик, привстаю на стременах.

Мне моего бессмертия довольно,
Чтоб кровь моя из века в век текла.
За верный угол ровного тепла
Я жизнью заплатил бы своевольно,
Когда б ее летучая игла
Меня, как нить, по свету не вела.




@темы: чужие стихи

Я здесь не живу

главная